Сахалинский Чехов-центр открыл 85 театральный сезон премьерой спектакля "Кин IV"

25.10.2015

Чехов-центр, соскучившийся за лето по зрителю, выдал свои чувства спектаклем "Кин IV", премьера которого открыла 85 театральный сезон на Сахалине. Если уж беседовать после расставания, то именно три часа, не меньше, и именно о себе (театре) и о зрителе, реконструируя отношения этих двух сторон, сросшихся, словно сиамские близнецы, и налаживая шаткие мостки между эпохой Романтизма и современностью.

Во времена английского актера Эдмунда Кина в театр ходили за тем же, за чем сейчас заходят в Интеренет: узнавали и рассказывали последние новости, обсуждали поставки сыра из ближайших стран и личную жизнь высокопоставленных особ, строили небоскребы версий по поводу любой из предложенных социумом тем и спорили, у кого настоящая мушка, а у кого нет. Иногда, обмахиваясь веерами, определяли сплетнями чью-то судьбу, и этот кто-то, подгоняемый ураганным ветром общественного порицания, был вынужден скрываться от глаз в какой-нибудь каморке с мышами.

Сила и значимость театра были настолько огромны, что самому королю Георгу IV (Константин Вогачев) приходилось в лучших традициях цензуры вымарывать из пьес реплики, компрометирующие его своей двусмысленностью. А в поводах для последней между тем не было недостатка: Георг IV, помечающий всех своих женщин одной незамысловатой вещицей, покусился и на жену Кина Анну Дэмби (Наталья Красилова). Это обсуждает весь свет, проводя аналогии между словами классиков, звучащими со сцены театра, и жизнью, особенно хохоча над словом "блудодей".

"Кин IV" по пьесе драматурга Григория Горина, которому в этом году исполнилось бы 75 лет, — это смешная и не очень история о том, как балансировать на грани дружбы и соперничества, уметь читать на чистом листе бумаги любовные послания и возрождаться из беспамятства, благодаря рефлекторному отклику тела на три театральных звонка. Театр — самое настоящее дерево Павлония, на каждой веточке которого сидят такие возродившиеся, Фениксы, актеры, которые не умрут никогда. И их невозможно повторить, отксерить, отзеркалить.

"Тот, кто собрался играть Кина, похож на бифштекс, который пыжится на сковородке, стремясь достичь размеров быка", — сравнивает исполнитель главной роли Андрей Кузин сразу после сделанного в самом начале объявления, что спектакль отменяется. Кузин просит зрителей выйти из зала, потому что слишком ценит их вкус и эти подмостки, чтобы подвергать такому испытанию. Но взгляд на "репродукцию" Кина все-таки состоится. После того, как актеры на сцене распределят роли, называя друг друга реальными именами, и посокрушаются, что "вчетверо больше роли, вчетверо меньше жалованье" (и тут оптимизация!), мы увидим Англию начала XIX века, проникнемся судьбой и творчеством "чудовища, лондонского казановы", который перед каждым свиданием делает ремонт, чтобы женщина, сидя на новом диване, чувствовала — она здесь первая.

По словам главного художника Чехов-центра Арсения Радькова, дух английского театра, помимо декораций и костюмов, призван передать новый красный занавес с золотой нитью. Правда, он заставил Соломона (Виктор Черноскутов) импровизировать: опускаясь во время спектакля, занавес зацепился краем за подвесное оборудование. "Ни дня без накладки", — возмутился Соломон, вызвав смех в зале.

Костюмы в "Кине IV" хороши. Над ними работала московская художница Наталья Войнова. Всего было сшито более 30 комплектов, актеры часто переодеваются.

Не менее активно меняются и декорации. Они приходят в движение не только для того, чтобы зрители могли наблюдать смену локации, но и для того, чтобы отразить перемены во внутреннем мире главного героя. После слов "картина четвертая, прошло шесть лет" мы видим Кина в собственном доме, который поддается такому же регрессу, как и его хозяин. Кажется, интерьер разбирает невидимой рукой огромный ребенок, решивший, что построил что-то неудачное.

Кин на краю, но не сдается, как не сдается и его "заклятый друг" король, медленно гаснущий от кишечной инфекции и удирающий, подобно малолетнему хулигану, из собственных покоев, приняв от Эдмунда приглашение в вечность.

В новом премьерном спектакле заняты народная артистка России Клара Кисенкова (она исполняет роль графини Эми Госуилл), а также Леонид Всеволодский, Наталья Шаркова, Сергей Авдиенко, Александр Ли, Виктор Крахмалев, Елена Бастрыгина, Елена Денисова, Илья Романов, Антон Ещиганов, Мария Картамакова.

По словам (питерского) режиссера Тимура Насирова, работать с сахалинскими артистами было для него сплошным удовольствием, и даже эпизодические роли ожили "в руках" мастеров своего дела, а это говорит о многом.

По мнению режиссера, "Кин IV" отлично подходит для открытия сезона, это спектакль о театре, о равноправии актера и зрителя, о дружбе и страсти к любимому делу. Поскольку сам Кин был весьма эксцентричным человеком, в спектакле достаточно экстравагантных выходок, но кроме оглушающего хлопанья дверцей суфлерской будки здесь есть еще и трогательная мимолетность влюбленных взглядов.

          

Фото автора и Чехов-центра.

Наталья Голубкова

www.sakhalin.info/search/list5/108015